spectat (spectat) wrote,
spectat
spectat

Categories:

Перспективы политического ислама в Азербайджане

... Серьезный вопрос, на который нет ответа, связан с набирающим силу политическим исламом. Если он станет важным фактором, то, скорее всего, примет форму протестов «снизу», а не межконфессионального конфликта между шиитами (две трети населения) и суннитами (одна треть) — этого стране всегда удавалось избежать. Пропагандисты радикального ислама, как шииты, так и сунниты, сосредоточивают свой гнев на коррумпированной элите, светской «декадентской» культуре и близких отношениях Азербайджана с Израилем.

Пока что большинство проявлений политического ислама сопровождается карательными мерами. На официальном уровне терпимое отношение проявляется только к тем высокопоставленным исламским деятелям, которые связаны с Управлением мусульман Кавказа — его председатель Гаджи Аллахшукюр Пашазаде еще в советские времена, с 1980 года, возглавлял Духовное управление мусульман Закавказья. Наиболее заметны в стране шиитские проиранские политические организации. В 2011 году глава незарегистрированной шиитской Исламской партии Азербайджана Гаджи Мовсум Самедов и несколько его соратников были приговорены к длительным срокам тюремного заключения. Уже несколько лет центром антиправительственной активности и объектом полицейских операций является шиитский поселок Нардаран недалеко от Баку. Радикальные политические группировки суннитов-салафитов не столь заметны, но, возможно, более опасны. У них сильные позиции на севере страны, особенно среди лезгинов и аварцев, чьи соплеменники проживают по другую сторону границы, в российском Дагестане. Оценки числа азербайджанцев, воюющих на стороне самопровозглашенного «Исламского государства» в Сирии, разнятся, но их может быть около 800. В 2012 году многим радикалам разрешили покинуть страну, вероятно, для того, чтобы власти могли снять с себя всякую ответственность за них.

Прозападно настроенные политзаключенные-диссиденты привлекают наибольшее внимание за рубежом, на деле же их гораздо меньше, чем тех, кто попал в тюрьму из-за религиозной деятельности, притом что многие просто критиковали власти, и не принадлежат к явно радикальному типу. В заявлении генеральной прокуратуры основная вина за акции протеста в начале 2016 года возлагалась не только на оппозиционные партии, но и на «радикальные и экстремистские религиозные группировки». Факты говорят о том, что это были чисто экономические протесты, но социальные группы, участвующие в волнениях на экономической и религиозной почвах, безусловно пересекаются. Например, поводом для акций протеста в Нардаране стали перебои с подачей газа и электричества.

Однако самым опасным для азербайджанского общества может оказаться другой раскол, точнее, социально-экономическая пропасть — между правителями и подданными. Окончание нефтяного бума в стране требует экономических реформ, но если не допустить хотя бы некоторое участие народа в политическом процессе, осуществить их будет труднее. Судя по некоторым признакам, руководство страны готово пойти на определенную либерализацию экономики, но, с другой стороны, новые поправки к конституции говорят о том, что президент стремится лишь защитить сложившуюся политическую систему и продлить ее существование. Факты, однако, свидетельствуют, что азербайджанское общество меняется быстрее, чем власти это осознают — а значит уже в недалеком будущем им придется столкнуться с новыми политическими вызовами.


THOMAS DE WAAL, Независимому Азербайджану — 25: начинается новая эпоха перемен и потрясений?
Tags: azerbaijan, religion
Subscribe

Posts from This Journal “azerbaijan” Tag

Buy for 100 tokens
Buy promo for minimal price.
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 9 comments